Высшее образование повышение квалификации в Сыктывкаре

Главная Поиск Контакты Версия сайта для людей с ограниченными возможностями Версия сайта для людей с ограниченными возможностями
рус | eng
 

Лесной институт лесное образование вуз

 
 Об институте
 Сведения об образовательной организации
 Образовательная деятельность
 Политика в области качества
 Школьнику
 Абитуриенту
 Студенту
 Преподавателю
 Выпускнику
 Дополнительное образование
 Кадровое агентство
 Корпоративные подарки
 Видео и фото
 Гостевая книга
 Форум СЛИ
 Полезные ссылки
 Карта сайта

К памятной дате 60 - летия Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945гг. мы открываем новую рубрику «Память огненных лет». Она посвящена преподавателям и выпускникам Сыктывкарского лесного института, защищавшим Родину. На страницах рубрики вы узнаете о биографии ветеранов, их воспоминания о Великой Отечественной войне. Рубрику ведет Румен Тюфяков, зав. музеем истории СЛИ.


Первая публикация посвящена директору Учебно-консультационного пункта Всесоюзного заочного лесотехнического института в 1953-1960гг., ветерану Великой Отечественной войны А.И.Щанову.

Александр Иванович Щанов родился в 1923г. в с.Онежье Усть-Вымского р-на. Закончил Усть-Вымское педучилище. В июне 1941г. был призван в армию. После обучения в училище, с февраля 1942г. воевал на Ленинградском и Волховском фронтах командиром пехотной роты. Был тяжело ранен и контужен. В 1943г. был демобилизован из армии и вернулся на родину, в с.Онежье. С конца 1943г. по июнь 1946г. работал в местной средней школе военруком, учителем истории, замещал должность председателя колхоза, заведовал отделом райисполкома. В 1946г. поступил на историко-философский факультет Ленинградского государственного университета.

Дальнейшая судьба А.И.Щанова связана с развитием лесотехнического образования в республике. Более четверти века трудился он в институтах города, являясь организатором и первым директором Сыктывкарского филиала Ленинградской лесотехнической академии (1953-1960гг.), директором Сыктывкарского филиала Московского института повышения квалификации руководящих и инженерно-технических кадров СССР.

За свой ратный и мирный труд А.И.Щанов награжден двумя орденами Отечественной войны, орденом Красной Звезды и 17 медалями, в том числе медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне в 1941-1945гг.», «За доблестный труд в честь 100-летия со дня рождения В.И.Ленина», «Ветеран труда». Отмечен почетной грамотой Республики Коми и 50 грамотами центральных, республиканских и городских, партийных, советских организаций.

Александр Иванович с присущей ему активной жизненной позицией не прерывает связи с родным Лесным институтом. Продолжает регулярно выступать перед студентами и преподавателями.

Обладая разносторонними знаниями и высоким лекторско-педагогическим мастерством, он проводит большую общественную работу, выступает в молодежных и трудовых коллективах, в печати. Ряд его статей опубликовано в центральных и республиканских научных изданиях.

Представляем вашему вниманию статьи А.И.Щанова, посвященные его участию в освобождении г.Ленинграда.

Статья А.И.Щанова «У стен Ленинграда» в газете «Красное знамя», 19 июля 1995 года.

Текст из статьи: «В истории Великой Отечественной войны защита Ленинграда – одно из ярчайших проявлений героического духа нашего народа и нашей армии. Это город был гордостью, символом непобедимости великой страны. Фашисты боялись его, хотели стереть с лица земли. «С падением Ленинграда, - вещал Гитлер, - дух славянского народа будет серьезно подорван и… может наступить полная катастрофа». Вот почему германский вермахт бросил на Ленинград сверхмощную военную армаду с тем, чтобы с ходу разгромить Красную армию, и как нож в масло, войти в город, сравнять его с землей, соединиться с финнами, выключить из борьбы Балтфлот и с севера ударить на Москву.

Но свершилось «чудо»: более 50 отборных фашистских дивизий, солдаты которых топтали мостовые Парижа и Брюсселя, Афин и Белграда, Варшавы и Осло, впервые забуксовали, встретив упорное сопротивление. Однако ценой огромных потерь в ночь на 8 сентября, врагу удалось выйти к Ладоге и замкнуть кольцо блокады. А днем позже фашисты разбомбили Бадаевские продовольственные базы и склады. На глазах у ленинградцев горели последние килограммы муки, сахара, жиров… Но захват Тихвина с целью создания второго кольца блокады и соединения с финнами, был последним успехом фашистских войск под великим городом. В ноябре-декабре они были разгромлены там и отброшены за Волхов.

Мощнейшая группа армий «Север» не смогла выполнить своей задачи и помочь группе армий «Центр», подвергшейся разгрому под Москвой. Фашисты ни чего не смогли сделать с Ленинградом. Непокорный город жил, трудился, сражался. Тогда Гитлер начал люто мстить ленинградцам непрерывными бомбардировками и артобстрелами. Началась неслыханная по масштабам и продолжительности битва за Ленинград, зажатый в тиски блокады. Ровно 900 дней и ночей она гремела, не умолкая ни на минуту. Гитлер и вермахт делали все для того, «чтобы ни одна мышь не проскочила в Ленинград, чтобы… Ленинград выжрал самого себя». Гитлеровские генералы писали, что фюрер очень любил просматривать аэрофотосъемки вымирающего города, дабы еще раз убедиться: осталось ли еще в нем что-либо живое.

Но Ленинград сражался…

За неудачи под Ленинградом, спутавшие все планы Гитлера, фельдмаршал Фон Лееб был смещен и замещен генерал – полковником Кюхлером. Однако положение дел у фашистов не изменилось. Немца нужно было быстрее покончить с непокорным городом и высвободить силы, скованные здесь для Сталинграда. Под Ленинград скрытно перебрасывается с юга 11-я армия фельдмаршала Манштейна для решающего штурма упрямого города под кодовым названием «Нордлих» («Северное сияние»). Но советское командование, не ведая о фашистском плане, также готовило наступление силами войск 8-й и 20-й ударных армий волховчан и ряда других частей южнее Синявино. Волховчане должны были перейти Синюю речку, разгромить Мгинско-Синявскую группировку, и, выйдя к Неве, соединиться с войсками Ленфронта.

Я был тогда в должности командира стрелковой роты в составе 54-й армии Ленинградского фронта. И хотя участвовал в жесточайших сражениях в первую блокадную зиму, но и на том свете, наверное, не забуду Синявскую мясорубку в августе-сентябре 1942 года. Это было жестокое кровопролитное сражение. Каждая атака пехотных рот завершалась яростной рукопашной схваткой, не оставлявшей ни кому гарантий на жизнь. Редкие наши солдаты выживали после двух-трех атак. Обе стороны бились на смерть. И умирали противники в смертельных объятиях, вцепившись в горло друг другу. Наши воины боялись не врага и не смерти. Они боялись трех исходов: попасть в плен, оказаться безвести пропавшим и быть изуродованным. Нечеловечески тяжело нам было еще и потому, что в самолетах, танках, артиллерии враг превосходил нас тогда в несколько раз. И все же волховчане прорвали оборону врага, перешли Черную речку, углубились в боевые порядки немцев на глубину до 9 км, на фронте в 5 км.

К сожалению, частям Ленинградского фронта не удалось тогда преодолеть непреступные берега Невы, хотя и сумели они удержать два небольших плацдарма, один из них «Невский пятачок». Соединиться двум фронтам и вызволить Ленинград тогда не удалось. Противники вернулись на прежние позиции. Воины – волховчане с тяжелым сердцем покидали кровавые километры, отвоеванные у врага. Но это был и полный провал гитлеровских планов взятия штурмом города. Войска Манштейна были разгромлены. Немцы в Синявском сражении потеряли около 60 тыс. человек, 260 самолетов, 200 танков, 600 орудий и минометов.

Вермахт был вынужден даже усилить группу армий «Север» за счет свежих частей, прибывающих с Запада. Все это облегчило борьбу с вражескими полчищами под Сталинградом. Очень большие потери были и у нас. Я получил тяжелые ранения и контузию, пришел в сознание лишь на шестые сутки в Тихвинском монастыре, куда за нехваткой помещений поместили тысячи искалеченных и изуродованных воинов Волховского и Ленинградского фронтов. Открыв глаза и увидев на потолках и стенах храмовую роспись, в какой – то миг представил себя уже на том свете. Потом я встретил здесь к неописуемой радости земляка – сыктывкарца Николая Васильевича Потолицина, пулеметчика, тяжело раненного в том же побоище.

Невероятно тяжелыми были сражения по прорыву блокады в январе 1943 года. Немцы не сдавались в плен, бились до последнего патрона. С утра и до вечера шли тяжелые бои, переходящие в рукопашную. За семь дней была сокрушена неприступная вражеская оборона в Южном Приладожье и у рабочего поселка №1 в Синявино. 18 января 1943 года произошла долгожданная встреча войск двух фронтов. Ликовал наш многострадальный Ленинград. Радостная весть облетела весь мир.

И хотя положение Ленинграда улучшалось, но город был еще в осаде, враг, насчитывающий к этому периоду более 70 дивизий, стоял у его стен. За два года немцы буквально вгрызлись в землю. На всем протяжении фронта были мощные оборонительные линии глубиной до 25 километров и узлы сопротивления с неприступными дзотами и железобетонными дотами, системой многорядовых проволочных заграждений и минных полей. Враг рассчитывал отсидеться в обороне вплоть до пуска «чудо-оружия», обещанного Гитлером.

Ветераны битвы за Ленинград помнят. Как часто после массированной обработки вражеской обороны нашей авиацией и артиллерией, когда, казалось бы, не осталось уже «живого» места, а снег становился черным, и нам приходилось сбрасывать с себя маскхалаты, при наших атаках оживали все фашистские доты, поливая нас огнем. Даже при артобстреле доты толщиной железобетонных стен до 1,5 – 2-х метров, оставались целехонькими. Закрыть их огнедышащую пасть приходилось ценою жизни солдат, повторявших подвиг Матросова. Эти и объясняются большие потери наших войск под Ленинградом.

Битва за окончательное снятие блокады Ленинграда и освобождение Новгорода, начавшаяся 14 января 1944 года – одна из крупнейших в этой войне. В ней участвовали с обеих сторон более двух миллионов воинов. 20 января был взят Новгород. К концу 27 января наши войска отбросили врага от Ленинграда на 70-100 км. В этот день в городе – герое прогремел артиллерийский салют, возвестивший миру об окончательном снятии вражеской блокады.

… Еще и еще раз, осмысливая сегодня гигантскую и жесточайшую битву за Ленинград, многое из того, что было сделано под стенами великого города, даже самим участникам этих событий кажется невероятным. Страшно даже представить, что было бы, если б здесь не были скованы силы мощной группы армий «Север»! Удалось бы отстоять Москву, выдержать напряжение Сталинградской битвы, не дрогнуть под Курском? Более того, как участник этих событий, твердо убежден: без героической обороны Ленинграда не было бы и поверженного Берлина».

Из статьи А.И. Щанова «Блокадная симфония» в газете «Панорама Столицы», 17 февраля 2000 года.

Текст из статьи: "По масштабам и продолжительности, по степени жестокости и потери с обеих сторон, по массовости подвигов нашего народа и армии битве за Ленинград нет аналога в истории.

… Летом 42-го, после падения Севастополя, вермахт скрытно перебрасывал из Крыма под Ленинград 11-ю армию. Прибыл с армией и немецкий асс, наставник фашистских летчиков – генерал Риксгофен. Готовился решительный штурм «упрямого» города. Для общего руководства штурмом прибыл опытный Манштейн, хвастливо заявивший, что подарил фюреру ко дню его рождения Севастополь. Собирался «подарить» ему и Ленинград.

Гитлер, вермахт были уверены в близком падении Ленинграда. Командующий группой армий «Север» фельдмаршал фон Кюхлер ждал, что вот-вот руководство города и командование фронтом, низко поклонившись, преподнесут ему символические ключи «умирающего» города. Ждал Кюхлер, как когда-то ждал их Наполеон, сидя в горящей Москве.

А в воскресенье, 9 августа 42-го, в «умирающем» городе раздались оптимистические, всепобеждающие мелодии седьмой «Ленинградской» симфонии Дмитрия Шостаковича. Это был 355-й день блокады.

Некоторым из нас, в том числе и мне, удалось послушать трансляцию музыки великого композитора в штабе батальона из старого, видавшего виды, приемника. И с гордостью за наш народ, за наш сражающийся, непокоренный Ленинград мы передавали свои чувства бойцам.

Вскоре с новым пополнением прибыли в дивизию и офицеры – слушатели симфонического концерта. И вот что они нам рассказали.

… Большой зал филармонии на Малой Садовой был переполнен ленинградцами, одетыми во все лучшее, военными.

Карл Ильич Элиасберг взмахнул дирижерской палочкой, и полилась божественная музыка. Зал замер. Слушатели забыли о войне, о блокаде. Им казалось, сто силы разума и человеческого добра победили, и война уже позади. И ленинградцы снова почувствовали себя в своем красивейшем довоенном городе.

Последний взмах дирижера – и оркестр замолк. Слушатели, загипнотизированные музыкой, не шелохнулись, словно прикованные к сиденьям. Но вот переполненный зал взорвался аплодисментами. Когда все затихло, солдат и матрос неторопливо. В глубоком раздумье подошли к авансцене молча положили 2 консервные банки и 2 буханки хлеба. За те 80 минут, пока звучала симфония Дмитрия Шостаковича, ни один фашистский стервятник с черными крестами не прорвался в ленинградское небо. По приказу командующего фронтом Л.А.Говорова хорошо поработали наши дальнобойные пушки и орудия главного калибра морской артиллерии Балтийского флота. Они исполняли свою «огненную симфонию». Уже после войны, на встречах однополчан в Ленинграде, знаменитый дирижер Карл Ильич Элиасберг рассказывал нам, что оркестранты (а их было почти 80 человек) в том, 42-м, играли с таким воодушевлением, с таким подъемом, что «никогда уже после войны нам, сытым и здоровым, не удавалось так играть. А ведь они были так слабы, что я не был уверен – удержатся ли они на стульях, и некоторых хотели как-то подстраховать. В 50-е годы, - продолжал Карл Ильич, - в Ленинграде проходил международный форум музыкантов. По завершении работы его участники собрались на банкете в ресторане «Астория» – в том самом ресторане, где в августе 41-го немецким командованием был запланирован «банкет победителей» и даже отпечатаны пригласительные билеты.

И вот подходит ко мне высокий, солидный такой немец-музыкант и при притихшем зале вежливо обращается ко мне: «Да, в том военном 42-м, я был офицером одной из дивизий, блокировавших Ленинград. Мы, немцы, - народ музыкальный и. Затаив дыхание, слушали великое творение Шостаковича. Мы были шокированы. Она повергла многих из нас в оцепенение. Как мог умирающий город создать такую музыку и с таким неслыханным подъемом исполнить ее? Симфония подавляла все злое, она была пронизана оптимизмом, уверенностью в нашей победе…»

Ленинград выстоял, не дрогнув перед полчищами Гитлера. Стойкость, античное мужество и воля к победе защитников города и сегодня ошеломляют человечество.

«Их победа»,- писала газета «Нью-Йорк таймс» в феврале 1944-го, будет записана в анналы истории как своего рода героический миф… Ленинград воплощает непобедимый дух народов России».

Хорошо сказано».

10.03.05

Расписание
Транспортно-технологический
Лесного и сельского хозяйства
Экономики и управления





Заходи
Ученый совет
Электронный каталог библиотеки СЛИ
ЭБС «Университетская библиотека online»
ЭБС «Издательство «Лань»
Л.А. Гурьева
В.В. Жиделева
Н.М. Большаков
Центр дополнительного образования
Бюро переводов
Социальный отчет
Лесной образовательный кластер
Биоэнергетика в Республике Коми
60 лет лесному образованию в РК
Международный совет по сотрудничеству
Центр дистанционного образования
Дипломное проектирование
Студенческая газета «МыСЛИ»





  
Уважаемые пользователи, если Вы хотите внести уточнения к материалам сайта, выделите нужный участок текста и нажмите комбинацию клавиш Ctrl+Enter
© CЛИ, отдел информационного обеспечения, 2003-2018